Do you speak English, или А надо ли?

20.10.14 Мамина школа

Я учитель начальных классов. Моя вторая специальность – учитель английского языка. Так сложилось, что мне пришлось и в школе поработать, и в центре развития дошколят, и в лингвистическом центре. Более чем десятилетний опыт работы с детьми убедил: торопиться не стоит. Но, конечно, принимать решение, когда начинать изучать иностранный, – исключительно родительская ответственность.

Текст: Александра Багдасарян

«А вы куда ходите на английский?», – спросила меня знакомая, когда моей дочери было три года. А мы не ходим никуда! И на то есть несколько важных причин.

До пяти еще рано

Когда я училась в институте, отличные опытные преподаватели настаивали: начинать изучать иностранный нужно, когда ребенку исполнилось пять лет. Не раньше. Исключение составляет билингвальная семья. Но и тут есть момент: каждый из родителей говорит с ребенком на своем языке. Например, мама на русском, а папа – на английском. С рождения. И тогда к пяти годам у ребенка формируется четкая языковая система, он не путается, и, главное, у него верно формируются навыки произношения и грамматики. Потому что в данном случае это не обучение, а просто жизнь в разных языковых пространствах.

Именно поэтому дети гораздо легче взрослых осваиваются в других странах, если семье пришлось сменить место жительства. Они без труда дома продолжают общаться на родном языке, а вне дома – на языке страны проживания. Но это опять же не обучение, не периодические уроки – это обстоятельства, внутри которых невозможно не пользоваться языком.

В противном случае получается что? Ребенок идет на урок английского, учит слова, песни, но главный вопрос – где ребенку эти знания применить – остается открытым. Дети до пяти лет очень практичны. Дайте ему в руки кастрюлю – и он будет открывать и закрывать крышку. Научите узнавать букву А – и малыш будет искать ее во всех вывесках. А что делать чаду с выученными «э дог» и «а кэт»? Куда применить?

Есть еще один аспект, из-за которого педагоги все-таки против раннего обучения иностранному, –  фонетический строй изучаемого языка. Как показывает опыт, у ребенка, который с рождения слышит русскую речь от мамы и родных, артикуляционный аппарат подстраивается именно под русские звуки. В 2–3 года сознательно управлять своими речевыми «мышцами» малыш не в состоянии, более того, он по-русски еще говорит далеко не всегда чисто и правильно. И в итоге получается та самая «смесь французского с нижегородским». А к пяти годам обычно у детей русские звуки уже устойчиво поставлены, и вот тогда можно начинать учить язык иностранный.

А если очень хочется?

А если очень хочется, то, конечно, можно. Но тогда давайте честно рассматривать иностранный язык как средство общего развития ребенка, а не самоцель.

У меня была прекрасная группа трехлеток. Мамы-сестры привели ко мне троих детей: близнецы Сережа и Ваня и принцесса Алина. Искренне признаюсь, что ни от какой другой группы такого чистого удовольствия я никогда не получала. Любознательные, открытые. Они с удовольствием ходили на занятия. А мамы нервничали: ну почему они дома не хотят говорить с нами на английском? И тогда пришлось рассказать им историю про мою собственную дочь. Ей было чуть больше трех, когда она на мою просьбу на английском (а я старалась почаще в беседе с ней использовать язык) сказала: «Мама, не говори со мной на этом страшном языке. Говори, как Мама!».

Я нарушила главное правило: если с рождения говорю с ребенком на русском, то переход на чужой язык для ребенка воспринимается как ничем не обоснованные перемены, нестабильность, вызывает страх. Так что с мамой на «мамском», а вот с чужой тетей-учителем – так уж и быть, поговорим на английском.

Троица моя все запоминала, но больше всего им нравилось играть. И это абсолютно логично и правильно в три года. А потому мы играли: искали спрятанные предметы, угадывали, что изображено на карточках, соревновались, кто больше запомнит картинок и назовет их по-английски. До устойчивых русских звуков моей главной задачей было, чтобы дети в МОЕЙ речи научились узнавать слова, выполнять команды, то есть мы расширяли пассивный словарный запас и только через годик стали сами строить предложения, петь песни и т. д.

Может быть, родители были и не слишком довольны уровнем знания иностранного, зато у детей просто на глазах развивались внимание, память, усидчивость. Кстати, мальчишки сейчас учатся в языковой гимназии.

Если решитесь отдать ребенка в школу развития на курсы иностранного, следите, чтобы ИГРА была ведущей деятельностью на этих занятиях.

«Читаю со словарем»

Очень распространенная фраза из анкет наших родителей. Но если ребенок не понимает на слух иностранную речь, не может сориентироваться в простой языковой ситуации – попросить сок в самолете, спросить дорогу, поболтать с иностранным сверстником в отеле, – значит, его обучение иностранному неэффективно. Курс «читать со словарем» давно сменился на «понимать и говорить», только во многих школах этого так и не осознали. Упор на аудирование и устную речь – только так должно быть в школах, лингвистических центрах, школах развития. Смотреть кино, мультфильмы, общаться с носителями языка – как угодно! Главное – слушать, слушать, слушать. Потом – слышать и понимать. И следующая ступень – отвечать и активно участвовать в обсуждениях.

С этой точки зрения очень эффективны уроки с носителями языка. Большинство лингвистических центров сейчас выписывают себе заморских педагогов, вот к ним и нужно стремиться попасть. Ведь это не только аутентичный язык, а еще и целый пласт культуры!

Отличный вариант предлагает интернет: в нем можно найти просто бесчисленное количество ресурсов, предлагающих обучение языку по скайпу. Выбираете педагога «оттуда», договариваетесь о целях обучения, сроках и времени – и начинаете работать. Есть и домашние задания, и контрольные, но самое важное – это живой язык от человека, который круглосуточно говорит и думает на нем.

Английский или немецкий?

Вообще-то – китайский. Специалисты уверены, что будущее за ним. Китайцы с маниакальным упорством изучают русский, приезжают целыми группами в наши университеты, а все потому, что видят перспективы сотрудничества с Россией в самых разных областях. Это значит, что русские специалисты со знанием китайского будут ох как востребованы лет через десять.

И конечно, английский никто не отменял. Мое убеждение, что начинать надо с него. А второй и каждый последующий язык на эту базу лягут уже значительно легче.

В общем, вопрос «учить или не учить» не стоит. Конечно, учить! Главное определиться, когда начинать, какой язык и с кем. Выбрали? Тогда вперед!