Ребенок без тормозов

01.09.14 Мамина школа

Когда моему сыну было два года, каждый выход на улицу превращался в героическую эпопею. Юный анархист не признавал ограничений и все время норовил умчаться прочь с детской площадки. Мои вопли «Рома, стой!» стали лозунгом позапрошлого лета. Ну да, все двухлетки так делают. Однако ж мои наблюдения показали, что не у всех детей свойство «путать берега» с возрастом проходит. Делюсь опытом, как научить ребенка соблюдать границы ради собственной и чужой безопасности.

Текст: Анна Баганаева

В первую очередь, разумеется, мы говорим о безопасности физической. Это все, от чего предостерегают подобные «нельзя»: нельзя совершать резких движений рядом с кухонной плитой, особенно когда на ней стоит кастрюля, нельзя переходить дорогу на красный свет и брать самому ножи из посудомойки.    

Запугать или внушить?

Конечно, все родители так или иначе задают границы детям. Однако чаще всего – запугиванием. Мы рассказываем ребенку о том, что будет больно и придется поехать в больницу, или просто запрещаем, давя авторитетом. Надо понимать, что когда ребенок чего-то не делает из страха, в нем происходит блокирование естественных импульсов. Хотел побежать – но резкий окрик в спину подкосил ноги, резко остановился. Замерло дыхание, исказилось личико. Незаконченное движение, незавершенный порыв души. Если таких ситуаций еще и за день несколько штук, а за все детство – сотни и сотни, то к взрослому возрасту мы имеем невротика или пассивное безвольное существо. Которым, к слову, страшно недовольны родители – те самые, что тщательно запугивали дитя еще несколько лет назад. «А теперь вот посмотрите на него», – ничего не хочет, никакой инициативы или вовсе – огрызается и уходит из дому, хлопнув дверью. Курить в подъезд, например. Или пиво пить за гаражи. Так себе картинка, правда же?

Я же склонна поддерживать идею, что основная педагогическая задача – выработать у ребенка естественное желание выполнять правила . Подошел к дороге – остановился. Зашел на кухню – посмотрел на плиту и обошел ее стороной. И так далее.

Основные правила поведения должны спускаться сверху вниз только на позитивных утверждениях – тогда и результат будет совершенно другой. Подчеркиваю два слова – основных и позитивных. Я не считаю, что нужно дрессировать детей на каждый шаг, поступок или слово. Воспитание – в том смысле, как у нас принято считать, – должно происходить «широкими мазками». Все остальное ребенок берет копированием.

Анекдот в тему: «Материться ведь начал, зараза! То ли в садике нахватался, то ли на улице, *** его знает!».   

Итак, вернусь к тому, как же учить ребенка границам. Тут лично у меня есть один гуру и свет в окне – Джон Грей. Автор бестселлеров про мужчин и женщин с разных планет, в книге «Дети – с небес», он внятно дает пошаговую инструкцию по обращению с детьми. Не просто «любите и принимайте», не абстрактное «дайте ребенку свободу, но обозначайте ему границы», и уж тем более не фальшиво-манипуляторное «проговаривайте ребенку свои чувства». А по пунктам, по шагам. К примеру, что значит «позитивное воспитание», о котором я тут веду речь? Это вовсе не «позитивчик», которым должна лучиться уставшая мама. А исключительно конструктивные и созидательные формулировки, взамен критики и отрицания.

Приведу примеры. Вместо «Не беги!» – сказать: «Пожалуйста, остановись». Вместо «Ты опять пошел на дорогу, не смей без меня ходить!» – сказать: «Лучше дождись зеленого света и иди рядом со мной». Логика ясна? Больше примеров в книжке.

Учим матчасть

Дети не воспринимают частицу «не» – общеизвестный факт. А еще дети не понимают абстрактных и риторических вопросов типа: «Ну и кто это собрался через дорогу без меня?». Дети не приемлют критики – в том смысле, как мы ожидаем. Нет никакого смысла стыдить ребенка или рассказывать ему, что через дорогу убегают только плохие мальчики (девочки). Ибо в этот момент в душе ребенка вырастает одно чувство – протест. И он будет плохим. Будет убегать. Ведь родители именно таким его сейчас видят, именно так к нему относятся – как к плохому, недостойному любви. А раз так – получите. Как говорится, если тебя беспричинно обвиняют, единственное, что тебе остается – начать соответствовать…

Ну и, конечно, по меньшей мере, глупо надеяться, что ребенок будет переходить дорогу только на зеленый свет, когда только вчера он перебегал перекресток на красный – вместе с папой. И аргумент – с папой можно, а без папы нельзя – звучит как-то странно, правда же? То есть одному под машину бросаться не стоит, а вот за компанию с родителем – запросто?

Следующий этап – поощрение. Каждый раз, когда ребенок взял вас за руку сам, чтобы перейти дорогу, – говорите ему, что он молодец. Сколько нужно так делать? Пока не отпадет потребность за руку ходить. Я серьезно. Мой сын сейчас мне гордо сообщает сам: «Я тебя за ручку взял, я молодец, мы шли на зеленый, а на красный запрещено!». И я говорю: «Да, сыночек, ты мега-молодец!». Сын горд и счастлив, что мама им довольна. Мама счастлива, что урок усвоен на пять с плюсом. И никто, заметьте, не перетрудился. И настроение у всех хорошее.

Я настойчиво привожу примеры с дорогой, но, надеюсь, вам не составит труда провести аналогии и на другие сферы жизни. Например, что нужно выбрасывать мусор в урну, а не мимо. Или что нужно закрывать кран с водой, когда умывание закончено. Давайте попробуем: «Не кидай на пол мусор!» – «Лучше кинь фантик вон в ту урну. Отлично, молодец!». Так просто, правда? Сложно себя перекроить, сложно отследить свою речь, остановить поток критики. Я себя регулярно отлавливаю в состояниях критики, что душой кривить. Но я стараюсь, стараюсь…  

Дитя – разумно по природе своей?

Вседозволенность, теоретически обоснованная, – самый вредный вариант, на мой взгляд. Ну вот начитается прогрессивная мама литературы про то, что нужно растить свободную личность, и не выставляет личности никаких границ. Везде можно ходить, все можно бросать, все брать и все тащить в рот. Забывая маленький факт: так можно (и нужно!) делать в возрасте до 1,5 лет. А потом, когда у младенца начинается этап самоидентификации, ему нужны берега. Нужны правила, границы и запреты, в конце концов!

Иначе ребенок погружается в состояние хаоса, бесконечного космоса. Он реально ощущает себя как космонавт, у которого трос оборвался, и он в открытое безвоздушное пространство полетел, безо всякой надежды ощутить основу твердую под ногами. От ужаса дитя начинает совершать резкие движения. Он ищет границ, он паникует, что внешне проявляется в криках, агрессии и неуправляемости.

Самая беда в том, что если родители не выставят границ – жизнь их выставит. Встретятся люди, которые скажут «нет» и больно ткнут носом. Случатся обстоятельства, в которых потребуется дисциплина и послушание, – а у ребенка элементарно навыка такого нет. Да что там, в школу только пойдет – тут же все и начнется.

А до школы… до школы может быть и так

Девочка четырех лет бежит наискосок через дорогу, не обращая внимания на мамины просьбы остановиться. Добежав, гордо останавливается у моей припаркованной машины. Это дочь моей знакомой, мы вместе гуляем. Улица широкая. По ней ездят машины. Подойдя ближе, я понимаю, что эта девочка ростом – чуть выше бампера. И что если бы я ехала со скоростью даже 40 км/час, а она бы выскочила передо мной на дорогу – я бы ее не заметила. Как я орала... На эту девочку, на ее маму. Потом мне было стыдно и неловко, мама и дочь были морально раздавлены. Но по сравнению с угрозой быть реально раздавленной – это мелочь.

Впрочем, что это я вас запугиваю? Давайте закончим позитивно и конструктивно. ЛУЧШЕ помогать ребенку адаптироваться в жизни добрым словом и советом и ЛУЧШЕ, чтобы тормоза у ребенка включались и выключались спокойно и естественно, по мере надобности. И, несомненно, ЛУЧШЕ, чтобы ребенок видел в родителях защиту, опору и гарантию безопасности.