Еще есть время!

07.06.14 Психология

Тебе тридцать. Или тридцать пять. Или скоро сорок. В жизни все отлично: карьера, друзья, любимый. Только что-то скребет в душе – еще не замужем, еще нет детей… Не скребет? Тогда эти слова звучат извне – от многочисленных нетерпеливых родственников или уже пару раз родивших приятельниц.  Хор голосов и мыслей не умолкает ни днем, ни ночью, и, кажется, от них никуда не деться…

Текст: Диана Моисеева, психолог

Голос предков

Когда-то в традиционном обществе в жизни женщины все было понятно: девочка достигает физиологической зрелости, выходит замуж, становится женщиной, много и тяжело трудится, рожает каждые два-три года. К своим сорока она уже вырабатывала внутренний ресурс организма, старилась и с чувством выполненного долга уходила из жизни.

Человечество за последние лет пятьсот не только сильно увеличило продолжительность жизни, но и продлило свою молодость, расширило горизонты деятельности. Мы теперь позже взрослеем, дольше остаемся активными, фертильными, красивыми, чем это было с нашими предками. Но в голове привычно тикают биологические часики. Это озвучивается коллективное бессознательное: быстрее, быстрее, не успеешь, упустишь свой шанс, опоздаешь...

В первую очередь достается женщинам, так как вместе с эмансипацией и гендерным равноправием мы прихватили кучу разных «должна», которые раньше относились только к мужчинам. Образование? Обязательно! Лучше два! И кандидатскую. Замуж? Пораньше! Но чтобы карьере не повредило! А еще выглядеть при этом, как королева! Ребенка? Надо минимум двух, с маленькой разницей в возрасте. Сегодня даже слово такое есть странное – «отрожаться». Отрожалась, выполнила биологическую повинность и дальше поскакала на карьерные подвиги. А как там в песне: «Не слишком ли много желаний для одного джина»? И нужно ли так торопиться?

Прошлое и настоящее

Моя тетка рассказывает, как в былые годы она на полном серьезе считала себя «перестарком» в 21 год: «Все вокруг уже замужем, а я одна». Сейчас двадцать один – совсем нежный студенческий возраст. Клиентка рассказывает, что уйти от мужа-алкоголика нельзя, потому что ей 35 и она «старуха». Красивая и молодая женщина терпит насилие над собой и детьми, потому что внутренние критические представления бьют наотмашь по самому больному, по самоуважению и собственному «я». Они шепчут: «Ты не нужна никому, кроме него», обесценивают и чувства, и тело, и душу.

Еще не так давно было «модно» рожать для себя. Я лежала в роддоме с соседкой, и она рассказывала, что родила своего малыша не то чтобы без мужа, а просто без мужчины в ее жизни – от «одного непьющего» с работы, потому что «время поджимало» и «мама боялась не дожить до внуков». Ей было 28, а маме едва-едва пятьдесят исполнилось. Как они живут? Не пилит ли дочку мама за несоответствие еще каким-то рамочкам? Как тот мальчишка, что не знает о своем отце ничего, кроме того, что тот не пьет? Как чувствует себя, зная, что он появился не от любви, а из установки «пока не поздно»?

И другой пример: моя близкая подруга стала мамой двойни почти в сорок и говорит, что очень рада, что это случилось не в двадцать и даже не в тридцать. Решилась она на детей только тогда, когда был найден свой путь в жизни, после двух неудачных браков, после проработки детских неврозов и боли. Когда она нашла того мужчину, с которым они совпали и эмоционально, и физически. Он взял на себя функцию «охраны периметра» и помощи женщине в период ее большой уязвимости – беременности и родов, он горд и счастлив быть отцом, возится с близнецами не меньше матери. Это, пожалуй, стоило того, чтобы подождать.

Tempora mutantur

Что-то все-таки меняется в мире, и мы все больше живем «про себя», а не слушаем устаревшие архетипические установки. Мы набираемся ресурсов, чтобы идти по своему пути, какой бы он ни был: профессиональный, духовный, материнский. А что же делать с «доброжелателями»? Иметь смелость говорить им, а главное – себе, что я пока не хочу, не готова, не встретила именно того мужчину, за которого помчусь замуж, не раздумывая, от которого я захочу родить ребенка. И стараться не втягиваться в долгие разговоры, в которых вас будут пугать бесплодием, больными детьми, жизненным крахом. Дело в том, что все эти манипуляции не столько направлены на вас, сколько озвучивают внутренние страхи и проекции тех, кто вас этим стращает.

И если не слушать эти голоса, напоминающие об уходящем времени, можно обнаружить свои собственные желания и импульсы: что из этого списка «должна» я делаю для себя, а что для родителей, для мужа, для свекрови... Можно, наконец, осознать, насколько ожидания общества соответствуют моим внутренним душевным ресурсам и устремлениям. И соответствуют ли вообще.