Невероятные приключения сексапила в ХХ–ХХI веке. Часть 1

03.06.14 Стиль

Оказывается, 90-60-90 – такие параметры не были написаны ни на каких древних скрижалях. А представление о женской привлекательности в ХХ веке и вовсе вело себя, словно пьяное, – его бросало из стороны в стороны. Кто-то называет это маятником. Я называю невероятным зигзагом. Но, по-моему, не было ни одной важной части женского тела, которая не была бы фетишем в определенную эпоху. И не было ни одного типа женской фигуры, который не был бы хоть раз в моде. Мы расскажем вам историю этих невероятных приключений, чтобы вы могли лучше понять, из какой эпохи ваш сексапил.

Текст: Андрей Кон 

Начало ХХ века – прекрасная эпохаЖенщины 1900-ч

Безмятежная Европа наслаждается жизнью, еще не ведая о грядущей Первой мировой. Мужчин много, женщин –  куда меньше. И образ девушки того времени – воздушно-женственный и эфемерный, как зефир. Ее нельзя вожделеть. Ею можно только восхищаться, заботиться о ней, благоговеть перед ней и преклоняться. Это была не реальная земная женщина, это была какая-то сирена, цветок, бабочка или диковинная птица.

Девушки 1900-х не склонны обнажать свои прелести, за исключением, пожалуй, декольте. И даже на редких фото «ню» они сняты в трико телесного цвета. Вместо демонстрации они предпочитают свои женские достоинства обильно декорировать. Величину груди подчеркивает турнюр – искусственный нижний «бюст». Банты, рюши, розочки и ленты привлекают мужской взор к девичьим выпуклостям. Это было время расцвета домов моды, ателье, ювелирных и шляпных мастерских. Прически были объемны и сложны. Юбки – пышны, корсеты – туги.

Фигура той поры подразумевала округлые формы, крепкий бюст, величественные плечи, крутые бедра и крупные, пухлые ягодицы. А также непременно полные руки и животик. В моде – корпулентность. Или, как называл Гейне, «монументальная женственность». При этом рост невысокий – 165 сантиметров, что на 10 сантиметров меньше сегодняшнего «идеала». Под мышками (и не только) модна естественная кустистость. А коже надлежало быть белой, как фарфор. Потому что загар считался уделом лишь прачки и птичницы.

Женщины времен Первой мировой: Мата Хари 10-е – Первая мировая

Еще до Первой мировой женский декор постепенно упрощается и становится сдержаннее. Грудь освобождается от тисков корсета, а ноги – от пышных юбок. Мужчина теперь может быть соблазнен, наблюдая за очертаниями женских бедер и бюста и их волнующими движениями под тканью.

Но предчувствие надвигающейся трагедии уже висит в воздухе. Возникает мода на трагизм, томность, мрачный черный цвет и бледность. Впервые входит в моду декоративная косметика. Некоторые модницы даже рисовали себе на висках фиолетовые жилки, чтоб подчеркнуть тонкость и прозрачность кожи. Также в моде мотивы Востока, которые олицетворяет одна из родоначальниц современного стриптиза, самая известная танцовщица и куртизанка своего времени – Мата Хари.

И вот мужчины уходят на фронт, а женщины вынуждены пойти работать. В это время они сильно укорачивают свои волосы. Потому что ухаживать за ними было попросту нечем, не на что и не для кого. Есть тоже было особо нечего, потому пухлая красотка начала века довольно быстро становится худой красоткой.

20-е – эпоха джаза20-е - эпоха джаза

Мужчины, пришедшие с фронта, встречают совершенно других женщин, которых никогда не видели до этого. Эти женщины самостоятельны, дерзки, эмансипированы, раскрепощены, много курят и сами водят машины. С легкой руки Коко Шанель – еще и носят их мужскую одежду. Стиль женщины 20-х –  «ля гарсон», или девочка-парень. У нее узкие бедра, фигура-дощечка без талии и короткое каре под мальчика – никогда до этого женщины не стриглись так коротко. О том, что это девочка, напоминало только лицо, плотно одетое в косметику с непременными губками-бантиком, наподобие звезд немого кино того времени Луизы Брукс и Карлы Бои. Такие губки сводят мужчин с ума. И, кстати, это, пожалуй, единственная эпоха за всю историю, где брюнетки одерживают полный верх над блондинками. Белокурые модницы перекрашиваются в черный.

А что грудь? Она упразднена, отменена, забыта. Особо рьяные модницы даже бинтуют ее, чтобы получше скрыть это недоразумение. Ведь это время джаза, фокстрота, чарльстона, где свободная грудь только досадно болтается. Другие дело – мелькающие в танце ножки. Впервые юбка поднимается до колен, и 20-е становятся первой эпохой женских ножек. А вместе с модой на ножки приходит мода на фильдеперсовые чулки – шелковые, телесного цвета. В моде также вырез, а со второй половины 20-х – еще и голая спина. У женщины эпохи джаза вообще никакого стыда, они легко снимаются «ню». После войны мужчин значительно меньше, и ради них женщины готовы идти дальше, чем раньше. Мужчины хотят молодых, и женщинам постарше ничего не остается, как активно молодиться.

И именно в 20-е годы впервые входит в моду загар, с подачи все той же Шанель. «Лицо света аспирина выглядит болезненно и некрасиво», – говорит она, предлагая оставить бледность беднякам, так как богачи могут себе позволить увеселительные поездки на курорты. Моду на загар поддерживает и мулатка Жозефина Бейкер, самая известная танцовщица того времени, осмелившаяся выступать топлес лишь в юбке из бананов. Вместе с загаром в моду входят бритые подмышки, но… пока еще не ноги.

Как видите, представление о сексуально привлекательном в этот период переворачивается верх дном.

30-е - Золотой век Голливуда30-е – золотой век ГолливудаМарлен Дитрих

Отрезвление от бурных 20-х приходит в виде Великой Депрессии и установления тоталитарных режимов в Европе. Грудь, талия и пышные бедра реабилитированы и возвращены на место. Юбка опускается в пол. Правда, спина по-прежнему остается голой. Но зато возникает новый акцент – на голые плечи. Становится невероятно шикарным фотографироваться, глядя через плечо. Входит в моду походка плечами вперед и сутулость (да, в ХХ веке было в моде и такое). Все дело в том, что кинобогиня тех лет Грета Гарбо обладала, мягко скажем, не совсем прямой спиной. Вместе с Марлен Дитрих они создают новый образ женственности – холодной, загадочной, притягательно-недоступной, с удивленно приподнятыми бровями-ниточками. В моде того времени интересные женщины бальзаковского возраста.Пока вокруг царит простота и практичность, Голливуд осыпает публику с экрана шиком, мехами и брильянтами. За это он получает славу «Фабрики Грез», а 30-е благодаря ему становятся временем роскоши и гламура.

Голливуд возвращает в сцену блондинку, на этот раз с короткими волнистыми волосами. Одна из самых знаменитых блондинок Голливуда – Мэй Уэст. Это пухлая вульгарная особа с низким голосом не стесняется темы секса и заявляет: «Когда я хорошая, я очень хорошая, но когда я плохая, я еще лучше!». Другая – Джин Харлоу – создает типаж платиновой блондинки, голубоглазой белокурой куколки с пышной грудью. Харлоу доводит мужчин до самоубийства, сама умирает в 26 и становится главным секс-символом 30-х. 

Мода военных лет40-е – Вторая мировая

Как нетрудно догадаться, в 40-е блондинки выходят из моды, но входят в моду брюнетки. Секс-символ десятилетия – кинозвезда Рита Хейворт, которая украшает собой атомную бомбу, сброшенную на остров Бикини. Это история повлечет за собой возникновение термина «секс-бомба» и название вида женских купальников, но об этом чуть позже.

Вообще во время Второй мировой женский образ смягчается. Наверное, не было солдата в Америке и Европе, который не имел бы с собой эротическую карточку pin-up. Девушки pin-upочень милы, женственны и нуждаются в защите. Они обладают аппетитными формами. А их сексуальность игрива и непосредственна. Они воплощают в себе образы тех женщин, ради которых мужчины рвутся в бой. Ну не ради же женщины-вамп или девушки-эмансипэ!

У реальных женщин тоже в моде кукольность, пухлые губки и локоны а-ля Мальвина, а примером для подражания служит кинозвезда Дина Дурбин. Впрочем, война вносит свой отпечаток, делая модными на некоторое время широкие плечи. Но в суровые военные времена женщина тоже желает оставаться привлекательной. Она, не имея средств на чулки, порой просто чертит себе на задней стороне ноги линию черным карандашом, имитируя чулочный шов.

После войны всем хочется позабыть о тех трагических временах. В 1947 году тогда малоизвестный Кристиан Диор создает силуэт newlook– осиная талия, грудь и пышная юбка. Ключевой момент – талия. Никогда она еще не была так тонка и популярна. В моду вновь возвращается корсет, когда-то с позором изгнанный. Некоторые сетовали на Диора: «Устроил, понимаешь, бал Золушек в тяжелое послевоенное время. Ткань переводит...». Но мужчины настолько устали от женской независимости и холодности, что только радуются превращению своих возлюбленных в принцесс. Женщины же спешат глубже окунуться в радости мирной девичьей жизни.

50-е – эпоха секс-бомб

После войны мужчин вновь стало мало, и чтобы заполучить хотя бы одного, женщине нужно было особое оружие, а лучше – два. Потому 50-е – это грудь, грудь и еще раз грудь. Она не просто должна быть большой, 4-5 размера, но и быть направленной прямиком на мужскую особь. И для пущей убедительности по форме напоминать две боеголовки. Этот эффект создавался бюстгальтером особой формы. Моду на роскошный бюст несут на экране кинозвезды Джейн Мейнсфилд, Ава Гарнер, Джина Лоллобриджида, Софи Лорен. А правит эти военным парадом Мерилин Монро, невинная и порочная одновременно. Благодаря ей также возникает классический образ блондинки – прелесть какой глупенькой, живущей в идеологии Diamonds Are Girl’s Best Friends. Монро также вводит моду пухлый приоткрытый ротик и мушку.

Образ диоровской принцессы, хрупкой и аристократичной, сразу не отступает. Его гордо несет Грейс Келли, ставшая позже реальной принцессой Монако, выйдя замуж за члена правящей династии. А холодная красота предвоенных 30-х вновь возвращается в лице Элизабет Тейлор. На примере кинозвезд того времени видно, что женщина 50-х – далеко не худышка, она с широкими бедрами, животиком и (впервые!) с бритыми ногами. Если в 20-х ноги брили лишь немногие, то с помощью идеальных ножек модели pin-up Бетти Гейбл эта послевоенная мода заражает весь прекрасный пол. Позже моду этого времени с ее формами и торжеством семейных ценностей многие признают самой женственной в ХХ веке.

А впереди – сексуальная революция, эпоха диско и эра супермоделей…

 

Продолжение следует…